?

Log in

No account? Create an account

Richie`s Rocky Highway

Интервью Майлза Кейна журналу Rock & Folk (Mai 2011)

Journal Info

Name
rockyhighway

Интервью Майлза Кейна журналу Rock & Folk (Mai 2011)

Previous Entry Share Next Entry

Интервью Майлза Кейна французскому журналу Rock & Folk (Mai 2011). Пер. с франц. Алексей Комаров.


- Rock & Folk: Сегодня пятница, и вечером Вы будете играть здесь, в Ливерпуле – насколько важны для Вас подобные выступления?

- Miles Kane: На концерт придет довольно много людей, среди них будут моя мама и друзья – конечно, он имеет большое значение! Вообще в этом турне все концерты особенны. Несмотря на то, что они проходят в сравнительно небольших залах, народу собирается столько, что яблоку негде упасть! Это неплохо, ведь фанаты могут послушать всего несколько песен, по которым и должны составить свое мнение. Для музыканта же – отличный стимул, поэтому я так торопился с выпуском альбома, чтобы получить возможность выступать перед более значительной аудиторией. Обожаю выступать!

- R&F: Как у Вас родилось желание начать сольную карьеру? Кроме The Last Shadow Puppets, Вы играли еще в двух группах, но разрыв с ними показался таким естественным…

- M.K.: Оно родилось еще два года назад. Я как раз завершил два больших турне с Puppets и The Rascals. Потом The Rascals распались. Кроме работы с Puppets над новым диском, мне было практически нечем заняться; порой я начинал подумывать, не собрать ли группу вновь, как вдруг некий внутренний голос решительно сказал: «Попробуй лучше сам, черт тебя подери, поглядим, что из этого выйдет!». Тем не менее, я потерял веру в себя. В Puppets я творил плечом к плечу с лучшим другом; в составе Rascals я старался не выделяться из состава группы, но все равно был лидером. Чтобы воплотить свой замысел в жизнь, мне потребовалось время, зато теперь я получил возможность по-новому реализовать себя. Когда это до меня дошло, восторгу не было предела! Мне очень помог Граф Рис [Gruff Rhys – уэльский музыкант в стиле электро-поп, гитарист, вокалист, клавишник и ударник, известный по работе с коллективами Super Furry Animals, Ffa Coffi Pawb, Neon Neon и другими], первым заметивший меня, а на следующей неделе были записаны «King Crawler» и «Take The Night From Me» (обе композиции можно услышать на альбоме). Он вернул мне уверенность в своих силах. Полностью сосредоточившись на работе, я забросил концерты, перестал давать интервью и занимался только альбомом, пока он наконец не вышел. Как видите, это был не единовременный процесс.

- R&F: Кто выступает вместе с Вами?

- M.K.: Люди, которых я знаю уже больше трех лет. Джей [Jay Sharrock], ударник, родом из Ливерпуля. С Юджином [Eugene McGuinness], гитаристом и по совместительству вокалистом, мы познакомились на одном из концертов Rascals, сразу нашли нужный контакт и, слово за слово, постепенно начали сотрудничать. Фил [Phill Anderson], басист, учился в одной школе с моим бывшим соседом по дому, и мы часто виделись; есть еще Бен [Ben Parsons], клавишник. Все мы – хорошие друзья, я объединил вокруг себя свой тесный мирок, и это здорово. Давая совместные живые выступления, мы предстали всем коллективом и на диске. Для меня очень важно, чтобы они были рядом. Да, мне нравится выступать сольно, но это – рок-н-ролл, поэтому нужно, чтобы вечером на сцену вышел весь наш бэнд, причем состоящий не просто из каких-то музыкантов, записывающихся в одной студии со мной, но из моих товарищей. Которые, к счастью, отличные ребята.

- R&F: Звучание Вашего альбома, «Colour Of The Trap», кажется современным, и в то же время отдает чем-то, присущим скорее ушедшей старой-доброй эпохе. С чем это связано?

- M.K.: Все благодаря Дэну Кэрри [Dan Carey], продюсеру: у него за плечами был опыт работы с рядом более-менее современных исполнителей, типа CSS, Франца Фердинанда, The Kills и других, он всегда пытался использовать в творчестве какие-то новации; я же признаю лишь музыку 60-70-х годов, поэтому мне было интересно работать с ним. По сути, он, изучив мои музыкальные пристрастия и выявив влияние на меня определенных направлений, просто обновил их. Не обошлось также и без участия Дэниела Накамуры [Daniel Nakamura, известен под творческим псевдонимом Dan The Automator], с которым мы кое-что замиксовали в Сан-Франциско. Поистине ядерная смесь.

- R&F: Одна из тем, не пользующихся большой популярностью в современном брит-попе, но являющаяся лейт-мотивом Ваших песен: Вы говорите о девушках…

- M.K.: О да… В последние годы я очень увлекаюсь творчеством Ли Хэзлвуда [Lee Hazlewood, известный американский кантри-певец, чья наибольшая популярность приходится на 60-70-е годы XX века], возможно, это и есть источник вдохновения. Не обошлось и без влияния Леннона, постоянно певшего о женщинах и любви. На самом деле, это не так уж просто, можно с легкостью выставить себя на посмешище. Нужно избегать банальностей в духе «I love you, I miss you», но, в то же время, стараться выражать свои чувства простым языком. Я вот попытался.

- R&F: Ваш дуэт с Клеменс Поэзи [Clemence Poesy; имеется в виду “Happenstance”] очень напоминает совместные композиции Ли Хэзлвуда и Нэнси Синатра [Nancy Sinatra].

- M.K.: Да, на это и был расчет. Есть еще самая первая версия нашей песни, пока нигде не звучавшая. Вы слышали «Requiem Pour Un Con” Сержа Гансбура [Serge Gainsbourg]? Я хотел создать аналогичную ритмическую мелодию. Что касается Клеменс – один мой знакомый, хозяин магазина по продаже дисков, встретил ее на каком-то мероприятии и рассказал ей обо мне. До сих пор она вообще не занималась пением, но подумала, что было бы неплохо попробовать. Когда Клем приехала, мы начали записываться, и получилось просто классно!

- R&F: А каково это: пытаться реализовать на альбоме все свои идеи? Волнующе? Может, порой страшновато?

- M.K.: Это потрясающе! В конкретном случае с «Colour…» я собирался сделать альбом как можно более разноплановым: здесь есть и довольно попсовые песенки, и откровенно мрачноватые, и даже такие, которые вполне могли бы быть исполнены коллективом Тарантино.

- R&F: А «Inhaler»? В ней Вы задействуете риффы, использованные группой Music Machine на песне «Mother Nature Father Earth», не так ли?

- M.K.: Bonniwell Music Machine, если быть точным [американская гараж-рок-группа, основанная в Лос-Анджелесе Шоном Бонивеллом (Sean Bonniwell); пик ее музыкальной активности приходится на 1965-69 годы]. Однажды, выходя из Probe Records, ливерпульского музыкального магазина, я заметил на витрине их пластинку «Ignition»: парни из группы, чья фотография была помещена на обложке, носили одинаковую стрижку «паж» и перчатки. На следующий день я вернулся и купил этот диск. Продавец, который всегда советовал мне только стоящие вещи, заверил меня: «Вы получите удовольствие!». Он не ошибся.

- R&F: Ваши дальнейшие планы? Думается, Вы не собираетесь останавливаться на достигнутом.

- M.K. Нет, конечно. Чтобы попасть в игру, мне потребовалось время, все получилось замечательно, но с момента выхода диска во мне произошли определенные перемены. Прежде всего, в духовном плане. Нельзя терять время и почивать на лаврах. Хотя еще год назад меня постоянно преследовала какая-то апатия, я хотел закончить работу над диском как можно скорее, тотчас же…

- R&F: И Ноэль Галлахер [Noel Gallagher, основной автор песен и гитарист группы Oasis до ее распада в 2009] помогал Вам?

- M.K.: Да, мы вместе писали музыку к «My Fantasy». Ее расценивают как своеобразный хит, на деле же все предельно просто. Я работал над сведением диска, когда приехал Ноэль; мы выпили пару чашек кофе и вместе довели трек до ума. Вуаля!

- R&F: А как, собственно, Вы начали заниматься музыкой?

- M.K.: Когда мне было восемь лет, тетя подарила мне первую гитару; я научился играть, выступал вместе с некоторыми школьными группами. Меня всегда преследовало желание совершенствоваться, искать и находить лучший звук…

- R&F: Ваши любимые гитаристы?

- M.K.: Обожаю Дуэйна Эдди [Duane Eddy], Линка Рэя [Link Wray], также очень уважаю Джеффа Бека [Jeff Beck] и Джека Уайта [Jack White] – прежде всего, за их энергичность.

- R&F: Каким образом Вы совершенствуете свои навыки?

- M.K.: Если как следует вслушаться в мои творения, можно заметить, что я стараюсь добиться соответствия, созвучия гитары и голоса. Взять хотя бы рифф к «Rearrange» - мою персональную гордость.

- R&F: На чем еще Вы играете, помимо гитары?

- M.K.: В школе я играл на саксофоне; правда, прошли годы с тех пор, как я в последний раз притрагивался к нему.

- R&F: В чем, по Вашему мнению, специфика Ливерпуля?

- M.K.: Это город по-настоящему эмоциональных и пылких людей, как в музыке, так и в футболе и во всем остальном. Вчера я был в Манчестере – но смотрел футбольный матч с участием «Ливерпуля». Я горжусь тем, что родился здесь, и хотелось бы, чтобы Ливерпуль тоже стал мной гордиться.

- R&F: Да уж, композиции наподобие «Take The Night From Me» могут быть написаны только истинным ливерпульцем!

- M.K.: О, это любимая песня моей мамы! Признаться, она создана не без влияния Роя Орбисона [Roy Orbison]…

- R&F: И биттловской «You`ve Got To Hide Your Love Away»?

- M.K.: Точно! The Beatles очень многое дали мне, я их просто обожаю, так что на альбоме можно найти немало схожих мотивов; Джона я считаю своим кумиром. Но все-таки с ними связана лишь часть меня.

- R&F: Вы постоянно живете в Ливерпуле?
- M.K.: Да, хотя и в Лондоне бываю довольно часто. Я вырос в Виррале, местечке в тридцати минутах езды отсюда, но пару лет назад окончательно перебрался в город.

- R&F: Как прошло Ваше детство? В футбол играли?

- M.K.: Естественно, в пятницу вечером мы стабильно собирались с друзьями и гоняли мяч. Вообще играл, где только мог. А так – мать воспитывала меня одна, но воспоминания о детских годах сохранились самые приятные.

- R&F: Кого Вы слушали в подростковом возрасте?

- M.K.: В первую очередь на ум приходят Oasis – их песня «(What`s The Story) Morning Glory?» произвела на меня особо глубокое впечатление; кроме того – The Verve и музыкантов с Motown Records. А моей маме очень нравились The Four Tops, чья «Seven Rooms of Gloom», которую она постоянно слушала, порядком мне надоедала.

- R&F: Какой композицией Вы больше всего гордитесь?

- M.K.: Как я уже говорил, это «Rearrange», эдакая славная попсовенькая песенка. У меня существовало три задумки по поводу нее, три отдельных концепции, идеи, которые я объединил в одно. Не без помощи Алекса [Alex Turner – фронтмен группы Arctic Monkeys, партнер Майлза по The Last Shadow Puppets].

- R&F: Вам тяжело дается сочинение песен?

- M.K.: Когда как. Некоторые получаются словно сами собой, лучший пример – «Come Closer». Однажды я пошел на концерт Kasabian в Ливерпуле и там заметил, что в их песнях часто звучит «la-la-la», которое за ними подхватывает весь зал. Мне захотелось создать нечто подобное. Я быстренько набросал вариант припева, добавил тройной ритм в стиле Гэри Глитера [Gary Glitter], который позже упростил, доведя звучание до схожего с Plastic Ono Band – вот и все!

- R&F: При каких обстоятельствах распались The Rascals?

- M.K.: Ситуация была довольно сложной, и я часто задумывался, не объединиться ли нам вновь. В прошлом году вроде бы время пришло, я это чувствовал – но уже был проделан слишком длинный путь с Puppets, тем более возникли проблемы со звукозаписывающей компанией [Deltasonic Records]…воскрешение группы так и не состоялось. Однако мы по-прежнему дружим, и я думаю, что Джо [Joe Edwards, басист] и Грег [Greg Mighall, ударник] будут сегодня на концерте.

- R&F: А ведь до The Rascals были еще и The Little Flames – Вас не пугает необходимость каждый раз начинать с чистого листа?

- M.K.: Конечно, это непросто, но, к счастью, я пока молод, а чтобы найти себя, чтобы сделать свое звучание оригинальным нужно много трудиться. Сразу ничего не приходит.

- R&F: И напоследок: расскажите о Вашем первом выступлении.

- M.K.: Мне было тогда 14 лет, я выступал на разогреве у группы Super Furry Animals – и тот концерт изменил мою жизнь. Я впервые увидел по-настоящему огромную толпу прыгающих и беснующихся людей, был оглушен звуком…Непередаваемые ощущения! Наконец парни из группы переоделись – кстати, шло турне Rings Around The World. Я купил себе одну футболку и вернулся домой. Мама утверждала, что после того дня я стал совершенно другим. И она была права, ведь я сразу сказал себе: «Парень, в этом – твое призвание!».

Powered by LiveJournal.com